Версия сайта для слабовидящих                         Информация для пациентов

Есть ли толк от вакцины «Спутник V» и стоит ли ею прививаться

 

«Русская планета» поговорила с инфекционистом и вакцинологом Евгением Тимаковым

Фото: Parmanews.ru
Фото: Parmanews.ru

Стоимость одной дозы вакцины от коронавируса «Спутник V» может варьироваться от 500 до 2,5 тысяч рублей.

Об этом в интервью «Русской планете» рассказал инфекционист, вакцинолог Евгений Тимаков.

Также специалист рассказал, что статистика по заразившимся коронавирусом может быть и больше, потому что не всегда заболевшие обращаются в больницу. Особенно остро эта проблема ощущается в регионах, где не хватает медиков.

— В чем принципиальное отличие российской вакцины от зарубежных, почему она безопаснее, если это действительно так?

— Вопрос, с какой вакциной мы сравниваем. В мире тестируется больше 200 вакцин различных видов, поэтому сравнивать тяжело. Если мы говорим о самой нашумевшей вакцине, которая была зарегистрирована первой, — векторной вакцине «Спутник V», ее сравнивать каким-то образом можно, потому что другие страны тоже на основе вектора разрабатывают вакцины: Китай, Великобритания, Штаты. Принципиальная разница между этими вакцинами в том, что в этих странах вакцина одновекторная, то есть один вид аденовирусного вектора, у нас двухвекторная вакцина — два вида аденовируса, одного типа и второго. В какой-то стране один из наших векторов, в какой-то — другой вектор. Это не секретная информация, в общемировой базе есть основа векторной вакцины, она доступна, это не что-то эксклюзивное. Эксклюзивное — это разработки, связанные с внедрением самой вакцины и механизм ее действия. У нас сначала вводится человеку один вектор аденовируса, потом вводится второй вектор аденовируса. Это считается безопаснее, чем, как в других странах, вводить подряд два вектора одинаковых. Есть данные, что, если вводить подряд один и второй вектор, возможны различные побочные эффекты, что убирается двухвекторной вакциной. В этом плане она более безопасна.

Двухвекторная вакцина сама по себе более перспективна, потому что это неживая вакцина со свойствами живой вакцины. На данный момент у нее нет побочных эффектов. Она при первых испытаниях показала, что хорошо вырабатывает антитела. Сколько они будут держаться, будут ли отсроченные побочные эффекты — другой вопрос, который требует изучения в дальнейшем. По факту у нас есть очень перспективная вакцина, еще две перспективные вакцины разрабатываются и тестируют. Технически отличаются, наверное, только тем, что у нас основа векторной вакцины чуть ли не 25 лет разрабатывается, она не сделана абы как, это разработки наших ученых.

— «Вектор» разработал вакцину сразу и от гриппа, и от коронавируса. Это хорошо, тоже одно из преимуществ именно этой вакцины?

— Это преимущество, но она еще не протестирована, еще не введена полностью, только разрабатывается.

— Но это делает ее более перспективной?

— Естественно. Не нужно будет колоть несколько уколов, меньше будет стабилизаторов и консервантов, сразу будет защита от нескольких инфекций. У нас есть вакцина для детей от шести вирусов сразу в одной вакцине, есть от трех вирусов, от четырех. То же самое будет здесь, только комбинация будет не от дифтерии, коклюша, столбняка и полиомиелита, а будет комбинация «коронавирус-грипп».

— Как человеку принять решение, какую вакцину выбрать?

— Вакцину должен выбирать врач. Когда вакцин будет несколько видов, это будет разнообразие по количеству побочных эффектов и возрастным ограничениям: какая будет безопаснее, но меньше вырабатывать иммунитет, какая-то может вызывать температурные реакции, но вырабатывать иммунитет на более длительный срок, и дальше будет по возрастам определяться, кому какая вакцина делается. Это только доктор решает.

— Пойти в аптеку и купить не вариант?

— Нет, конечно.

 

— Сколько может стоить вакцина «Спутник» или вакцина «Вектора»?

— «Спутник», скорее всего, будет самой дорогой по технологии производства. Думаю, разброс цен будет от 500 рублей до 2,5 тысяч.

— За курс?

— За дозу. Я не могу комментировать цены — это производители будут говорить, но по другим специфическим вакцинам разброс цен именно такой: от 500 рублей до 2,5 тысяч.

 

— Считаете ли вы, что Россия сможет переломить негативное отношение граждан к вакцинам? Судя по последним опросам, не все хотят прививаться.

— Эта вакцина будет делаться по желанию, за исключением групп риска, которые работают непосредственно с коронавирусной инфекцией — врачи и волонтеры, к примеру. Остальные граждане могут прививаться по желанию.

 

Когда вакцина покажет свою эффективность и безопасность через год, количество людей, которые относятся к ней негативно, значительно уменьшится, потому что увеличится количество людей, которые столкнулись непосредственно с коронавирусом и с неблагоприятными исходами у своих знакомых, а эти случаи будут все равно, к сожалению, при этом будет эффективная вакцина. Поверьте, большая часть людей, которые не готовы вакцинироваться сейчас, через полгода или год будут прививаться.

— Я правильно понимаю, что это эгоизм со стороны людей, которые не хотят прививаться, ведь пока не привьется большинство граждан, победить коронавирус не получится?

— Да, полностью победить не получится, к сожалению, если не привьется большинство. В ближайшее время не получится, потому что коронавирус затронул все уголки мира, все равно будут появляться источники инфекции постоянно. Здесь вопрос желания человека защитить себя и свою семью.

Человечество избавить в ближайшее время не получится физически, потому что должна быть поголовная вакцинация. Так как эпидемия мировая, сразу этот вопрос не решится. Хотя бы поставить цель — защитить себя и семью. Людям с грамотным подходом надо будет вакцинироваться, если вакцина покажет свою безопасность. Я очень на это надеюсь.

— Россия бьет рекорды по числу заболевших. Когда мы выйдем на плато?

— Рекорды по сравнению с чем?

— Таких не было цифр — по 17 тысяч — даже когда был пик весной?

— Ну и что? Мы оцениваем не те цифры, не то смотрим.

— Они показательны.

— Мы смотрим количество выявленных, забывая, что 30% — это бессимптомные, о том, что мы по приказу тестируем все предприятия раз в неделю. Забываем о том, что количество тестов увеличилось в три раза по сравнению с весной, когда было 12 тысяч заболевших. Надо смотреть другие параметры: количество госпитализированных и готовность системы здравоохранения принять этих людей. Количество заболевших может быть и 4-5 тысяч, а система здравоохранения не готова. Мы видим, что в одних регионах все готово, все хорошо. В Москве мы не видим увеличения количества заболевших каждый день — мы видим стабильно плюс / минус одно и то же количество заболевших, при этом есть койко-места, резервные ресурсы. Мы видим периферию, где скорые стоят в очередях и в больницах не хватает мест, не хватает врачей, чтобы лечить, и первичное звено совсем не может работать, потому что просто нет людей, ресурсов нет. Вот на что надо смотреть. В регионе может быть всего 100 заболевших в данный момент, и один врач. Нужно оценивать параметры на каждый регион, а не смотреть на общее количество выявленных тестированием — это неправильно. Выявленных может быть сколько угодно. Посмотрите вокруг: люди боятся обращаться, многие сидят дома, лечатся и не идут сдавать анализы. По телевизору скажи: «Посмотрите вокруг, на своих соседей, кого вы знаете больного?» Каждый скажет: «Я знаю, что здесь болеет». Его нет в статистике, статистика гораздо больше.

 

— Она может быть больше в разы?

— Она значительно больше в данный момент. Мы смотрим официальную статистику выявленных случаев, не на то обращаем внимание. Надо обращать внимание на то, насколько в данном регионе загружена система здравоохранения, насколько врачи зашиваются. Они во многих регионах зашиваются, потому что мне до сих пор непонятна логистика организации этой помощи, уже прошло больше полугода. Почему до сих пор скорые помогают не скоропомощным, а возят на КТ людей, почему люди сами не могут добираться до КТ? Почему не развита телемедицина и работает только в Москве, в регионах не работает, когда человек может обратиться и пообщаться с врачом? Эти вопросы непроработаны. На это нужно больше внимания обращать — на работу здравоохранения в каждом конкретном регионе, насколько где готова система. Может быть 100 человек, а система захлебнется. Может быть 4 тысяч, как в Москве, и все хорошо. Все зависит от готовности системы здравоохранения, в первую очередь первичного звена и скоропомощной службы. Специализированная помощь готова в больницах, протоколы лечения уже есть, летальность из-за этого уменьшается, но люди не могут обратиться лишний раз, потому что ждут или скорую или в очередях. Из-за этого острые случаи инфарктов и инсультов страдают, к ним скорая тоже долго едет. Тяжелые ОРВИ и температура страдают — к ним скорая уже не выезжает или приезжает через 5-6 часов. Врачи начинают заболевать, медиков не хватает, выгорают ресурсы врачебные морально, эмоционально. С утра до ночи тоже тяжело работать.

Давайте не на цифры ориентироваться, цифры — это приблизительная статистика. Мы смотрим динамику, плюс/минус что творится. Я не говорю, что мы не готовы, что мы не можем лечить — мы можем, но часть регионов организована неправильно.

Можно резюмировать, что хорошая вакцина — это спасение для людей, чтобы не ждать помощи, не попадать в больницу.

 

— До конца года уже будут вакцинировать массово?

— Вакцинировать будут, но я как врач-инфекционист, педиатр и вакцинолог в данный момент сторонник полноценных клинических испытаний. Несмотря на то, что эпидемия, полгода надо подождать. Все равно все уже переконтактировали на данный момент, вакцина не так экстренна, она нужна будет на следующий год, когда все начнут повторно заболевать. Коронавирусом будут болеть повторно в любом случае, тогда она нужна будет для профилактики, протестированная, испробованная, и ясно будет, кому какую из вакцин использовать, с протоколами для каждого человека.

— Все равно будут торопиться запустить ее в массовое производство и вакцинировать людей?

— Естественно, будут спешить. Не будет такого количества, чтобы сейчас провакцинировать все население. Это миллионы доз, у нас население — 150 млн. Сейчас только группам риска, которые работают с COVID, будут делать.

 

— Тут включается конкурентная борьба между странами за то, чтобы ввести эту вакцину…

— Конкурентная борьба есть, но не для нашей страны. У нас и так такое количество заказов, которое неизвестно как будем реализовывать. Украина, США и другие страны кричат, что российскую вакцину покупать не будут. Да пускай не покупают.

— У нас Индия, Китай, Венесуэла…

— У нас полмира готовы купить.

— Нам бы теперь ее еще сделать…

— Я про это и говорю: ее нужно доделать, довести до ума. Они могут не покупать, нам не жалко.

 

Оригинал статьи rusplt.ru >>>

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Формат 1987-02-08 (год, месяц, день)
В формате 89181234567
Генерация пароля